Главная      Контакты      Об использовании материалов

Как Света в первый раз заболела. Часть 3 - Салмонеллёз у младенца.

Четверг, 16 сентября 2010 г.

Заведующая детского отделения №3 инфекционной больницы появилась в нашей палате поздним утром. Саша уже успел приехать в больницу и находился с нами в палате. У меня после очередной малосонной ночи голова не варила вообще, поэтому я надеялась на то, что именно муж задаст толковые вопросы, съездит за лекарствами и окажет другую помощь.

Врач посмотрела ребёнка, послушала дыхание, пощупала животик, проверила горло. Выслушав мои рассказы о том, что в стуле были кровяные прожилки, она попросила памперс. Заглянув в него, Шабанова вынесла вердикт.

- Ну, горлышко немножко красновато, вижу гнойничок, - заявила она. -  Но лучше мы переведём вас в кишечное.

Нам отсутствие внимания уже начало порядком приедаться. У ребёнка росла температура, а всё, что мы делали, - это пили жаропонижающее. Лечить нас, как видно, никто не собирался.

Я догнала заведующую в коридоре:

- Так что там с горлом? Что нам делать?

- Послушайте, - ответила она, - горло не есть ваша самая большая проблема, готовьтесь к переселению во второе отделение.

Расстроенная, я вернулась в палату. За заведующей пошёл муж и получил тот же самый ответ. Повесив носы, мы собрали вещи и моча поплелись за медсестрой, которая должна была сопроводить нас в кишечное.

Это отделение находилось в другом здании на втором этаже. Родственников туда не пускали, но для папы сделали исключение, чтоб он помог нам разместиться в палате. Очень скоро к нам наведалась наша лечащая врач, оказавшаяся, как мы позже узнали, также зав отделения. По правилам малышей до года вели только заведующие. Мы рассказали в очередной раз нашу историю. Я снова упомянула кровь в стуле и тот факт, что это были именно прожилки. Елена Ильинична (так звали врача) прослушала Свету и потрогала живот. Я попросила просмотреть горло и что в нём за гнойник. Она ничего не увидела. сказала, что горло чуть красновато, но такое бывает, когда лезут зубы. Отменила нифуроксазид, сказала, что для нас он слишком слабый и как мёртвому припарка. Назначила цефикс 2 раза в день по 1,6 мл., энтерожермину раз в день и амино-капроновую кислоту по пол чайной ложки трижды в день. Сказала, что будем ждать посева.

Температура у Светы весь понедельник и затем ночью продолжала лезть вверх. Мы сбивали её нурофеном, а ночью снова пришлось сделать укол, так как лекарство подействовало на очень короткое время.

А на следующее утро ко мне в палату переселили соседку. Её звали Оксана, лежала она вместе с 10-имесячным сыном Алёшкой. По словам заведующей, наши симптомы были совершенно идентичны, поэтому мы подлежали совмещению. С той лишь разницей, что понос у Лёши начался позже, поэтому его несколько первых дней лечили от ОРВИ.

Мы вместе насели на Елену Ильиничну с просьбами сказать, от чего же нас всё-таки лечат. Тем более, что назначили не просто безобидные бактерии, а и антибиотик широкого спектра.

- Я думаю, что у вас обоих сальмонеллёз, - сказала она. - Так что будем ждать посева, что он покажет. В любом случае, цефикс пьётся при многих кишечных инфекциях, и это одно из немногих лекарств, которое можно употреблять детям до года.

Весь вторник мы пробыли с Оксаной и Лёшей в одной палате. Так случилось, что у Оксаны была поломана рука, и вечером ей пришли помогать сначала тётя на полтора часа, потом мама на три. Мама её была типичная базарная тётка, устроила скандал дежурившей молодой врачихе. Кроме того, режимы наших детей не совпадали. Нужно было что-то делать: быть в одной палате было совершенно неудобно ни мне, ни ей. От Оксаны же я узнала, что существует в отделении так называемая "платная" палата, но вот как в неё попасть...

Утром в среду на осмотре я прямым текстом попросилась у заведующей в платную. Муж готов был предоставить денег, чтобы нам со Светой было более комфортно, а то лишний раз ни вздохнуть, ни пукнуть... Елена Ильинична не имела возражений и я буквально через 20 минут переехала в другое крыло здания, через одну дверь от её кабинета.

В платной палате было всё намного лучше. Хотя и единственным моим требованием было одиночное пребывание, но условия в ней существенно отличались: новая мебель, хороший линолеум, крашеные стены с цветочками, жалюзи на окне. Ну и самое главное - молчаливое попустительство персонала на пребывание с нами папы. В этой палате мы и оставались до самого конца.

Температура у Светы хоть и росла, но периоды между приёмом нурафена сильно увеличились. А в четверг пришёл посев. Диагноз нашего доктора подтвердился - сальмонеллёз, причём возбудитель - бактерия, характерная для Южной Америки, а не для Украины.

Мы с Сашей гадали, откуда у Светы он мог взяться. Сначала думали на молоко Николая, но потом, когда узнали о нетипичности, стали грешить на посылки из Китая. В любом случае, теперь мы точно ничего не узнаем, потому что это невозможно. Корить себя тоже бессмысленно, потому что мы оба делаем максимум возможного в плане гигиены. Да, я не глажу пелёнки, редко убираю в доме - но в сутках всего 24 часа, и если я стану гладить, то надо будет или не спать, или не есть. В том, что Света заразилась, вина бесспорно наша, но что сделать, чтоб не допустить нового заражения, мы не знаем. По материалам из инета, сальмонеллёз можно получить, либо съев пищу с возбудителями, либо "У детей грудного возраста основным путем заражения сальмонеллезом является контактно-бытовой - через соски, игрушки, предметы ухода, грязные руки ухаживающих за ними взрослых". Но руки после кухни и улицы мы всегда моем, а стерилизовать каждую игрушку (мы их просто промывали водой), протирать спиртом пуговицы на рубашках и тому подобные меры - это уже паранойя, на которую у меня просто нет времени.

Но вернусь  к хроникам болезни. Как выяснилось, Елена Ильинична подозревала абсолютно точно диагноз и назначила нам весьма адекватное лечение, чем заработала наше доверие и благодарность до конца жизни. Поэтому мы с полным послушанием отнеслись к её рекомендации проколоть Свете имунноглобулин. И , несмотря на громкие возражения дочки, носили её на уколы.

В четверг вечером температура у Светы более не поднималась и всю пятницу держалась в норме. Мы осмелели и стали проситься домой на ночёвку, чтобы приезжать только на утренние обходы.  Елена Ильинична неофициально нас отпустила. И в пятницу после обеда папа забрал нас в родные пенаты...



Разработка и дизайн - Геокон - 2010-2017 гг.

ФотоСтарт PhotoGlade