Главная      Контакты      Об использовании материалов

Как Света в первый раз заболела. Часть 4 - ОРВИ

Пятница, 17 сентября 2010 г.

По приезду домой мы первым делом выкупались: я целиком, а Свете только тельце, голову мыть не стали. У ребёнка после стольких дней отсутствия аппетита вдруг прорезалось желание покушать: на обед она съела пюрешку с рисом, а на ужин кашу. На радостях, что наконец-то оказалась в родных стенах, Света беспрестанно гулила, смеялась, ползала по кровати - в общем, выказывала, как могла, что больница была лишь кошмаром, который теперь закончился. Но не тут-то было...

Вечером по настоянию папы мы измерили температуру - была 37 и 4. Мы встревожились, но оставалась надежда, что температуру дал укол имунноглобулина. Стали следить за температурой. Через пару часов она начала расти. В 11 ночи мы снова имели 38,5. 

Наш папа предусмотрительно не поставил машину в гараж. И мы, скормив Свете очередную дозу Нурофена, тут же отбыли обратно в больницу. Не остались дома именно потому, что побоялись: Нурофен мог не подействовать или подействовать на очень короткое время, как в первый раз, и тогда нужно было бы ставить укол.

Мне предстояла очередная бессонная ночь в отделении вдвоём с дочкой на жёсткой одноместной кровати. Но это было не главное. Главное - восковые холодные ушки, бледные щёчки, глазки с поволокой - лежало у меня в  простыне, и я молилась, чтобы со Светой всё было в порядке. НОчью пришлось ещё раз выпить жаропонижающего, потому как температура росла.

Впереди были выходные. Мы и не надеялись, помятуя прошлый опыт, что нас кто-то осмотрит раньше понедельника. Слава богу, остались ещё среди медиков люди с совестью и желанием работать, потому что в субботу в 8:00 утра в коридоре раздался голос нашей заведующей. Примерно через час она начала обход. Наш папа к тому времени успел приехать, чтобы послушать, что скажет Елена Ильинична.

Осмотрев Свету, она уверенно заявила:

- Это не сальмонеллёз. Мы его вылечили.

Мы с Сашей как раз таки были убеждены в обратном и считали, что это у нас было так называемое "обострение". Но врачу было виднее, мы уже это поняли.

- Вероятно, это ОРВИ, - сказала Елена Ильинична, посмотрев Свете горлышко. - Вижу красные области, следы инфекциии. Как бы ещё и мама не заразилась.

Она посоветовала при температуре продолжать принимать Нурофен, прокапать в носик назоферон или интерферон. И как в воду глядела, потому что на следующий день с температурой 38,6 слегла уже я. А Света справилась с ОРВИ ровно за сутки. Как оказалась дальновидна наша врач, проколов нам имунноглобулин!

Кстати, однажды к нам в палату припёрся снова тот доктор, что держал нас сначала в ОРВИшном отделении (где мы и подцепили себе вторую болячку, это 100%). Начал что-то бубнить про то, что он всё правильно сделал, а  его ещё потом чуть ли не матом наругали. Я ничего не сказала, потому что, во-первых, не знала тогда, что нас заразили, а во-вторых, что тут скажешь, если у человека нет совести, и он возомнил себя доктором Хаусом, раздавая диагнозы по телефону и не желая осматривать пациентов. После этого, видимо, был какой-то разбор полётов у них в больнице, потому что к данному докторишке приставили напарницу. Тогда уже мы знали, что у нас ОРВИ, и знали, благодаря чьим "умелым" действиям. Когда напарница сказала нам, что скоро придёт доктор осматривать нас на вечерний обход, я ответила, что максимум покажу ему кучу памперсов со Светиными какашками, а к ребёнку не подпущу. В итоге осмотр произвела она сама, а докторишка так и не появился более на нашем пути.

В общем, дни снова потянулись по больничному расписанию: обход, ожидание завтрака, завтрак, ожидание обеда, обед, ожидание ужина, ужин, гулянье, сон. Еда в больнице была просто отвратительной, но я как-то её в себя запихивала, помню, даже с аппетитом. У одной бабульки, которая развозила трапезу по палатам, я была в фаворитках, поэтому она отсыпала мне всегда двойные порции. В общем, двинуть кони с голоду мне там не дали :) Одна беда - у меня ОРВИ осложнилось поносом. А в туалет ходить я практически не могла: Свету брать с собой не хотелось, а одна она задыхалась в палате от плача. В итоге Дантевские круги ада для меня показались заманчивым туром по сравнению с тем, что я вытерпела. Ну ничего, что нас не убивает,то делает сильнее.

В понедельник начались посевы на сальмонеллёз. Надо было каждое утро сдавать мочу и памперс на анализ. Мы успешно с этим  справились и в среду после обхода были отпущены домой. 

Вот такая история, если вкратце, произошла с нами и Светочкой. По идее, в понедельник придёт результат последнего посева, надеемся, что там будет всё чин чинарём.



Разработка и дизайн - Геокон - 2010-2017 гг.

ФотоСтарт PhotoGlade