Главная      Контакты      Об использовании материалов

Как Света появилась на свет - часть 3. Ночь в патологии

Среда, 24 марта 2010 г.

Сегодня исполняется месяц моей малышке. До этого момента у меня совершенно не было времени, чтобы написать о том, как всё прошло. Ребёнок не переставая требовал грудь, молока мало... Как итог - нервное состояние на фоне вечного недосыпа и того, что из меня выходит довольно незавидная мамаша. Не справилась ни с родами, ни с кормлением.

Но обо всём по порядку. Я остановила свои записи на втором дне схваток. Мы с мужем продолжали засекать промежутки и ломать голову, то ли схватки ложные, то ли настоящие. Как по учебнику у нас никак не получалось. Промежутки то сокращались, то снова удлинялись, что склоняло нас больше в сторону Брекстона-Хикса. Я несколько раз принимала тёплую ванну, стояла под душем. Эта мера помогала расслабиться и немного облегчала состояние.

Вечером Саша снова не ставил машину в гараж, а оставил её под подъездом на случай срочного выезда в роддом. Примерно к полуночи боли стали сильнее и некоторые пошли с промежутком 1:4 (не все они были регулярными). Муж принял волевое решение везти меня сдавать.

В роддомеМы снесли вниз собранные заранее пакеты, сели в машину и поехали.
В приёмном покое нас встретили заспанные медсёстры. Велели переодеваться и идти к врачу на осмотр раскрытия. Дежурным врачом оказалась молоденькая, весьма симпатичная брюнетка. Ей бы играть в кино или сниматься в рекламе, тогда подумалось мне.

Проверка раскрытия оказалась пренеприятнейшей процедурой. Я, надо сказать, дома самостоятельно пыталась её произвести, но, как выяснилось, "плавала слишком мелко". Шейка располагалась гораздо глубже, и процесс был весьма болезненным. Если бы я это всё ж сделала дома, то перепугалась бы, не повредила ли я себе там чего.

Девушка-картинка определила раскрытие в 2 см., но сказала, что не может понять, прогрессирует ли оно. С таким можно ходить несколько недель, не рожая. Поэтому меня решили наблюдать до утра в патологии, а потом вынести свой вердикт.

Меня подняли на второй этаж и определили в палату, где спала только одна девочка. В полной темноте (я не нашла в палате выключателя) я попыталась кое-как застелить себе кровать и лечь. Состояние моё было просто ужасным. Слёзы лились против моей воли, при каждой схватке я пыталась выгнуться на продавленной панцирной сетке, что только усиливало боль. Хуже всего было то, что Саша уехал и рядом не было никого, кто мог бы поддержать, пожалеть или просто сказать слово. Я звонила ему и плакала в телефон, как глупо мы поступили, привезя меня в роддом, а не оставив дома, в спокойной обстановке, рука об руку с мужем. Он утешал меня, но поделать ничего не мог.

Через несколько минут меня увели на ЭКГ. Я поплакала ещё и там. Сердечко дочки билось нормально, поэтому мне сказали ждать утреннего обхода. Схватки ещё усилились. Я не могла лежать в палате, поэтому бродила по тёмному коридору с пустотой в мыслях, изредка выглядывала в незнакомое окно и считала секунды до утра.

В конце коридора обнаружилась жёсткая кушетка. Я попыталась свернуться и вздремнуть на ней. Но тут в коридоре появилась ещё одна такая же "бродяга". Её звали Алёна и её ситуация со схватками была один в один срисована с моей. Это были её вторые роды, она так надеялась, что они пройдут легче первых - а тут такое. Мы по очереди выгибались на кушетке, стараясь продышать очередную схватку (она уверила меня, что это и есть настоящие схватки, а никакой не Брекстон-Хикс). Потом слонялись по коридору, то и дело заваливаясь на стенку от боли.

Надо сказать, что, конечно, было очень больно, перехватывало горло, но терпеть можно. Только нужно ли? Я теперь стараюсь проиграть в уме все возможные исходы. Кажется, на этом этапе произошла первая ошибка, из-за которой хвалёных естественных родов у меня не случилось. Если бы только рядом был кто-то умный, который посоветовал мне не терпеть вторые сутки схваток (кому нужен этот чёртов героизм?), сделать эпидуральную анестезию или ещё что-то и банально поспать, набраться сил перед потугами... Но нет. Мне суждено было иначе. Я продолжала выматываться до утра.

Я помню, как начало светать. Яркие больничные лампы дневного света тускнели, медперсонал потихоньку просыпался и выползал из своих ночных укрытий. В палату подтянулись девочки, ночевавшие дома. Мы умылись, сходили в столовую, где получили бесплатный завтрак из манной каши и чая.

Потом была пересменка. До неё меня снова посмотрела красивая врач. В этот раз процедура была даже больнее. Девушка определила раскрытие в 3 см., но переводить в родзал меня не стала, посоветовав погулять ещё в патологии в обществе девочек вместо того, чтобы одной сидеть в родзале. После этого осмотра у меня отошла пробка.



Разработка и дизайн - Геокон - 2010-2017 гг.

ФотоСтарт PhotoGlade